Тут было от чего волноваться

Тут было от чего волноваться

Введите фрагмент, который хотите проверить. Полностью текст вводить не нужно. Пример: необходимо проверить запятую перед словом нежели в предложении «Говорящий кот – вещь куда менее фантастическая, нежели деревянный полированный ящик.». Введите слово нежели, затем появится результат. Либо выберите проблемное словосочетание в алфавитном списке справа. →

Сервис необходим для написания сочинений, диктантов, любых других текстов, в которых могут быть пунктуационные ошибки. Чтобы проверить орфографию, воспользуйтесь сервисом проверка орфографии онлайн. Открыть шпаргалку по пунктуации.

Главная » Сервисы » Проверка пунктуации онлайн – знаки препинания

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 258 220
  • КНИГИ 592 957
  • СЕРИИ 22 150
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 553 424

Кеслер послушно побрел прочь. Несколько секунд спустя Болан подошел к Паприелло.

— Наглый парень, ничего не скажешь, — с улыбкой сказал он.

— А что он конкретно хотел?

— Переметнуться на другую сторону, что же еще, — осклабился Болан.

Паприелло хихикнул, а «Оттопыренная Губа» сплюнул сквозь зубы:

— Он с самого начала пытался это сделать.

— И что вы ему ответили, Фрэнки?

— Пасть на колени и молиться, — проворчал Болан.

— Да, я видел, как вы отдавали ему приказ ногой, — заржал «Оттопыренная Губа».

— За то, что он пытался меня надуть, — объяснил Болан. — Эта скотина прежде никогда меня не видела. А я терпеть не могу, когда меня держат за дурака. Прощу этого не забывать.

«Оттопыренная Губа» вдруг как-то съежился и, потупившись, сказал:

— Мистер Ламбретта, прошу меня извинить за дурацкое поведение в момент вашего появления здесь. Мистер Паприелло мне все объяснил, и клянусь вам, я не знал, с кем имею дело. Так что извините!

— Пойди и скажи рабочим, чтобы они искупались.

— Как, сэр? У них только один.

— Я про душ не говорю: что толку с одного-единственного соска на сотню чумазых работяг?! Но, черт подери, тут в озеро изливаются миллионы кубометров пресной воды! Так используйте их! Скажи пленным: пусть поплавают и обсохнут на солнышке.

— Действительно, почему бы и нет? Особенно теперь, когда с них сняли цепи, — согласился «Оттопыренная Губа».

Паприелло тоже решил вставить слово:

— Конечно, что тут плохого? Начиная с сегодняшнего числа, они будут купаться каждый день. И не сомневаюсь, уж теперь-то они будут вкалывать гораздо лучше.

— Само собой, — кивнул Болан. — Да и вам будет легче с ними управляться: плохо работаете — никакого льготного режима.

— Верно! Ох, как верно! — подхватил Бижу.

— Ясно, что с ними надо обращаться, как с людьми, — в свою очередь добавил «Оттопыренная Губа», превратившись вдруг в угодливого подхалима.

— И, конечно, надо прекратить лишние разговоры: мол, все тут подохнут, — решил Паприелло. — Исподтишка запущу слушок. Пусть у них появится хоть лучик надежды — тогда и вкалывать будут лучше. Не волнуйтесь, Фрэнки, теперь я вполне владею ситуацией.

— Мне абсолютно не о чем беспокоиться, — в тон ему ответил Болан.

Да уж, ничего не скажешь: абсолютно не о чем беспокоиться.

Тайна острова тщательно упрятана у него под мышкой, а судьбы сотен людей находились в его руках. Тут есть от чего волноваться, даже если ты король блефа.

Мак Болан не относился к тому типу людей, которые долго колеблются, прежде чем принять решение. После тщательного анализа всех возможных вариантов, диктуемых конкретной ситуацией, он никогда не тянул с принятием самого решения. Изучив все открывающиеся перед ним пути, он обычно выбирал наиболее прямой и реально выполнимый с учетом поставленных им перед собой целей.

В данном случае он вознамерился наконец-то выйти из контакта с противником и отдалиться от «Лестницы Люцифера». Его маскарад уже и так слишком затянулся: безусловно, для того, кто хорошо знал свою роль, подобный способ проникновения на вражескую территорию мог довольно успешно работать некоторое время, но не до бесконечности. Нельзя же сколь угодно долго избегать непредвиденных осложнений: достаточно телефонного звонка какой-нибудь высокопоставленной шишки, появления случайного знакомого или другого, столь же неприятного происшествия и дело грозило обернуться катастрофой.

Итак, Болан собирался покинуть проклятое логово, унося с собой раскрытую тайну «Лабиринта Дьявола». Что же касается Билла Кеслера и его друзей по несчастью, то, по всей видимости, с их освобождением из осиного гнезда придется еще подождать. По крайней мере, сейчас, пока не будет организована более продуманная спасательная операция.

Болан ступил на мостки первого уровня и бросил мимолетный взгляд на людей, хлопотавших в застекленной будке. На нижнем уровне техники в касках укладывали стальные листы, а компрессор продолжал по-прежнему грохотать, перекрывая все остальные звуки в подземелье. Паприелло развел руками, словно извиняясь за царящий кругом грохот, и жестом пригласил Болана занять место в вагонетке.

— Попробуйте ею управлять! — проорал он изо всех сил. — Это очень просто: тут всего одна ручка. Вы ставите ее в положение «база» и фиксируете. Здесь всего две позиции: передний и задний ход. Давайте толкайте ручку вперед! Вот, правильно, а теперь удерживаете ее в положении «база». Когда мы доберемся до противоположного края дороги, достаточно ручку отпустить, и она сама собой вернется в нейтральное положение. Таким образом можно вызвать машину с обоих концов тоннеля. Как лифт. Рукоятка автоматически возвращается в нейтральное положение, а это очень удобно, если кто-то по рассеянности забудет ее перевести.

Болан понимающе кивнул и двинул вагонетку в направлении острова Сантелли. Он знал, что Паприелло мучает вопрос о картонном пенале, который Болан прихватил в офисе Андерсона. Но «главнокомандующий» скорее дал бы разрезать себя на мелкие кусочки, нежели стал бы задавать вопросы: традиции преступного мира запрещали проявлять любопытство. В свою очередь Болан не имел ни малейшего желания что-либо объяснять Бижу. Впрочем, испытывать терпение Паприелло до бесконечности тоже было нельзя, тем более, что комплект карт мог легко послужить пропуском для выхода из логова мафии. Поэтому, уже поднимаясь по лестнице из подземелья, Болан словно невзначай дотронулся картонным пеналом до плеча Бижу:

Читайте также:  Как подключить роутер вай фай мегафон

— Ты, вероятно, хотел бы знать, что это такое?

Бижу натянуто улыбнулся:

— Ну, что-то в этом роде.

— Я должен отвезти это в Майами. Боссы хотят взглянуть.

Но было видно, что он ни черта не понимает.

— Постараюсь вернуть карты как можно скорее, чтобы не сорвать Доку работу. Хотя, думаю, ничего страшного не произойдет, если их чуточку задержат. У него, наверняка, есть копии. А им нужны оригиналы, и если Доку это не нравится, тем хуже для него.

Вот теперь до Бижу дошло:

— Отлично сказано! Если честно, мне никогда не нравилось, что он напрямую общается с ними. Ведь он может наплести все, что угодно. А как я узнаю, о чем он там треплется? Такой, как он, способен на любую брехню. Впрочем, Гвидо никогда ничего толком не знал. Могу поклясться.

— Теперь уже слишком поздно о нем говорить, — мрачно произнес Болан.

— Я понимаю, что вы имеет в виду. Бедняга Гвидо! Но он сам лез на рожон. Я пытался ему объяснить.

Впереди замаячил люк, выводивший в сторожку, откуда началось их путешествие. Положив руку на плечо Паприелло, Болан вдруг сказал:

— Послушай-ка, Бижу, прежде чем мы выйдем на свежий воздух.

— Я мог бы это сообщить тебе сразу по прибытии, но предпочел немного подождать. Ты понимаешь, почему?

— Надо думать, что да.

— Я приехал сюда вовсе не для того, чтобы заменить Гвидо.

— Да. И ты отлично должен понимать, почему я здесь. А теперь скажи мне, что ты все усек. И еще скажи, что ты понял, почему я выждал, прежде чем сообщить это тебе.

Лицо убийцы начало медленно расплываться в улыбке. Он так давно ждал этого часа.

— Вы хотите сказать, что.

— Я ведь обязан был проверить тебя, Бижу, верно?

— Господи Боже мой, Фрэнки! Со мной все о’кей. Проверяйте, сколько вам будет угодно. И возвращайтесь, когда захотите!

— Ты теперь здесь главный.

— Господи Иисусе! У меня прямо ноги отнимаются. Даже не знаю, что и сказать!

— Похоже, ты долго ждал этот момент. И, по правде говоря, давно заслужил повышение. Так ты согласен?

— Клянусь вам: вы во мне не разочаруетесь, Фрэнки. Я и дальше буду достоин доверия. Господи Иисусе. Скажите им, скажите всем там, наверху, что я им очень признателен. Со мной у них всегда все будет в лучшем виде! На высшем уровне!

Отсюда начинается достоверное и последовательное описание всего приключившегося с автором этих записок и его спутниками во время путешествия по Владимирской земле. Путешествие это началось 7 июня 1956 года, в полдень, от деревянного моста через реку Киржач, коя служит в этом месте границей между областями Московской и Владимирской.

А дело было так.

Автомобиль с аншлагом «Москва – Владимир» выбрался наконец из каменного лабиринта столицы и, прибавив скорости, устремился по прямой и широкой автостраде. Да, местами это была уже готовая автострада, бетонированная, с односторонним движением и даже с зеленью посредине. Местами же путь автомобилю преграждали горы песка, вздыбленной земли, скопления землеройных машин. Поговаривали, что это не просто улучшается старое и доброе Горьковского шоссе, но строится великая дорога Москва – Пекин.

Машина то рвалась вперед со скоростью ста километров, то, переваливаясь с боку на бок и с обочины на обочину, пробиралась по разъезженным песчаным колеям не быстрее пешехода.

На улице стояла жара, не приносил прохлады даже ветер, хлопающий и ревущий в приоткрытых ветровых стеклах автомобиля. Пассажиров в машине было трое. Их могло бы быть и двое, если бы утром в Москве моя жена не поставила на своем и не поехала провожать меня в это «ужасное» путешествие.

Никогда не знаешь, как повернется ход событий, поэтому на всякий случай я представлю вам мою жену: ее зовут Роза, она темноволоса, смугла… Впрочем, не прав ли был гениальный француз, говоря, что жена не имеет внешности? По крайней мере, не дело мужа описывать ее.

Третьим пассажиром был некий майор с гладко выбритой головой, квадратной рыжей бородкой и в пенсне из прямоугольных стеклышек. Из всех троих он один имел трезвые намерения доехать до того места, до которого куплен билет.

Вдруг легко, но властно защемило в груди. Тут было отчего волноваться. Всю зиму с нетерпением ждал я этого дня, и одно то, что он пришел, было основательным поводом для волнения. Но это все пустяки. Главное я скрывал и от самого себя. Главное было в моем наступающем одиночестве. Вот сейчас выйдешь из машины, шагнешь в сторону от дороги в высокую июньскую траву, и на многие дни один затеряешься в зеленых просторах. Было от этого немного тревожно и боязно. Всегда тревожно и боязно перед неизвестностью. Я не знал, где и чем пообедаю уже сегодня, где и как проведу эту ночь. Будут попадаться неведомые деревни, но ведь никто не ждет меня там, и вообще не авантюра ли все это? Есть туристские маршруты с благоустроенными туристскими базами. По этим маршрутам многочисленные группы до зубов оснащенных людей. Все это понятно.

Но думать было поздно, да и некогда.

– Остановите, пожалуйста, машину.

Легко подпрыгнув, автомобиль соскользнул на обочину и остановился, как бы натолкнувшись на невидимую стенку. Водитель озабоченно обернулся:

– Нет, хотим выйти. Спасибо, что подвезли.

– Но у вас билет до Владимира. До него еще почти сто километров!

– Тем лучше. Мы останемся здесь. Нам понравилось это место.

– Вольному воля, – пробурчал водитель, и ЗИМ исчез.

Читайте также:  Как поставить номера страниц со 2 страницы

Рюкзак показался мне гораздо тяжелее, чем когда я примерял его в Москве.

– Пошли. Проводишь меня на ту сторону реки и проголосуешь на обратную машину.

Под деревянным мостом стояли бревенчатые обшарпанные быки. Коричневая неглубокая вода беззвучно обтекала их. Белые, словно сахар, песчаные отмели, уходя под воду. приобретали цвет червонного золота. Потом они снова появлялись над водой в виде маленьких островков и возвращали себе свою сверкающую белизну. Один берег реки отлог. Молодой ивняк отступил от воды метра на два и так раскудрявился, такой закипел зеленью, что и песок под ним кажется зеленоватым. Другой берег обрывист, хоть и не высок. Тут, видимо, постоянно что-то с хлюпаньем сползает в воду, обрушивается, подмывается. Стройные частые сосенки подбежали к самому обрыву и заглядывают в воду. Но вода текуча и узловата, она размывает очертания деревьев.

Пройдя мост до конца, мы очутились во Владимирской области. Попрощались. Я сбежал с насыпи влево и пошел вдоль реки навстречу ее течению. Ничего примечательного не было вокруг. Безногий инвалид, оставив одежонку и костыли на траве, полз по песку к воде, чтобы искупаться. Женщина, подоткнув юбку и зайдя в воду до колен, полоскала белье. Поодаль остановилась «Победа» и семейство, приехавшее в ней, располагалось на отдых, натягивая в виде тента сверкающую белизной простыню.

Тропинка, которую я выбрал, обогнула большой песчаный карьер, изборожденный следами шин и гусениц, и вывела на просторную плоскую луговину, по которой там и тут, то группами, то в одиночку, росли деревья. В это-то время я и услышал за спиной учащенное дыхание бегущего человека. Обернулся – Роза.

– Что-нибудь я забыл?

– Ничего не забыл. Я пойду с тобой.

– Куда ты, туда и я. И не возражай. Так я тебя одного и отпустила. И не смотри, пожалуйста, таким взглядом на мои босоножки. Каблуки у них мы сейчас отобьем, а то дойдем до магазина и купим какие-нибудь парусиновые.

– До какого магазина?

– До сельпо. Думаешь, я меньше твоего понимаю в деревенской жизни? В каждом селе есть сельпо, там и купим. Короче говоря, давай мне половину вещей, и пойдем дальше.

– Так сразу и половину!

– Ну ладно, не хочешь половину, давай фотоаппарат.

Вот каким образом я утратил свое одиночество, еще не успев насладиться им.

Река, вдоль которой мы пошли, то и дело круто поворачивала то вправо, то влево, так что поблескивающее зеркало ее упиралось вдали то в заросли ивняка, то в песчаный обрыв. Наконец нам надоело это, и мы решили уйти от реки по первой дорожке. Вскоре вправо на довольно крутой пригорок, заросший дубами, повела тропа. Мы пошли по ней, и через полчаса матерый сосновый лес окружил нас. Безмолвно и тихо было в этом лесу. Там, высоко-высоко, где яркая зелень сосновых крон оттенялась яркой белизной облаков, может, и бродили какие ветерки, у нас внизу было совсем тихо. В неподвижном нагретом воздухе крепко пахло медом, и некоторое время мы не могли решить, откуда исходит медвяный запах.

Все знают, как красиво и заманчиво выглядывают по осени из темной глянцевой зелени яркие кисточки брусники, словно капельки свежей крови, но мало кто замечал, как цветет этот вечнозеленый боровой кустарничек. Нам и в голову не могло прийти, что вон та невзрачная цветочная мелюзга может напоить огромный бор своим ароматом. Я сказал «невзрачная цветочная мелюзга» и тем незаслуженно оскорбил один из самых изящных и красивых цветов. Нужно только не полениться сорвать несколько веточек, а еще лучше опуститься на колени и бережно разглядеть.

То, что издали казалось одинаковым, поразит вас разнообразием.

Вот почти белые, но все же розовые колокольчики собрались в поникшую кисть на кончике темно-зеленой ветки. Каждый колокольчик не больше спичечной головки, а как пахнет! Это и есть цветы брусники.

А вот тоже колокольчик, но очень странный. Он совсем круглый и похож больше на готовую ягоду, уже и покрасневшую с одного бока. А еще он похож на крохотный фарфоровый абажурчик, но такой нежный и хрупкий, что вряд ли можно сделать его человеческими руками. Будет чем полакомиться и ребятишкам и тетеревам. Ведь на месте каждого абажурчика вызреет сочная, черная, с синим налетом на кожице ягода черника.

А вот собрались в кисточку крохотные белые кувшинчики с яркими красными горлышками. Кувшинчики опрокинуты горлышками вниз, и из них целый день льется и льется аромат. Это целебная трава толокнянка. Нет, только издали похожи друг на друга боровые цветы. Если вглядеться но тонкости работы, по изящности и хрупкости ничем не уступит брусничный колокольчик другому, большому цветку. У ювелиров, например, мелкая работа ходит в большей цене.

Временами между кочками или пнями попадались аккуратно постланные светло-шоколадные коврики кукушкина льна, этого непременного обитателя сухих сосновых лесов.

На серой лесной земле, на плотной зеленой дерновинке, светились тут и там небольшие белые-белые пирамидки. Это кроты разглашают лесную тайну, что стоит этот лес на чистых речных песках.

Попадались и большие поляны, где лес был весь вырублен. Залитые солнцем, паслись на таких полянах маленькие сосенки. Казалось, матерые деревья выпустили своих детишек поиграть да порезвиться, а вот придет вечер – и позовут, покличут обратно под свой темный и мрачный полог.

Одного мы не могли разгадать. Тянулись рядом с дорогой, по обе стороны от нее, необыкновенно ухоженные, разметенные тропы, да еще вроде и присыпанные песком. Думали мы, думали, да так и оставили до случая.

И было цветение сосны. Стоило ударить палкой по сосновой ветке, как тотчас густое желтое облако окружало нас. Медленно оседала в безветрии золотая пыльца.

Еще вчера, еще сегодня утром принужденные жить в четырех стенах, отстоящих друг от друга не больше чем на пять метров, мы вдруг захмелели от всего этого: от боровых цветов, от солнца, пахнущего смолой и хвоей, от роскошных владений, вдруг ни за что ни про что доставшихся нам. Меня еще сдерживал рюкзак, а Роза то убегала вперед и кричала оттуда, что попались ландыши, то углублялась в лес и возвращалась, напуганная «огромной птицей», выпорхнувшей из-под самых ног.

Читайте также:  Точка входа в процедуру getlogicalprocessor information

Между тем впереди, сквозь деревья, сверкнула вода, и вскоре дорожка привела к большому озеру. Озеро это было, можно сказать, без берегов. Шла, шла густая сочная трава лесной поляны, и вдруг на уровне той же травы началась вода. Как будто лужу налило дождем. Так и думалось, что под водой тоже продолжается трава и что затопило ее недавно и ненадолго. Но сквозь желтоватую воду проглядывало плотное песчаное дно, которое уходило все глубже и глубже, и чем больше уходило оно в глубину, чернее и чернее становилась озерная вода.

Были устроены узкие длинные мостки, невдалеке от которых привязанная к дереву дремала на воде плоскодонка. Четко, как нарисованная тушью, отражалась она в коричневатом зеркале озера. На поляне, шагах в тридцати от берега, стоял большой, не старый еще, бревенчатый дом с террасами. На другом берегу озера белелись каменные постройки. Оттуда доносились голоса, обрывки песен, девичий смех.

Неслышно подошел и встал сзади нас человек. Мы оглянулись, когда он кашлянул, и не знаем, долго ли стоял он молча. Ему было лет шестьдесят. Он был брит, сухощав и морщинист, а на голове копна не то курчавых, не то непричесанных волос. Болотные резиновые сапожищи бросались в глаза прежде всего.

– Дворец-то ваш? – кивнул я на дом с террасой.

– Нет, милый, я ведь здешний лесник, а у лесника какие дворцы. Завхоз был один, вон в той колонии работал. – Старик показал на другой берег озера. – Да, сорок лет работал. И разрешили ему здесь поставить дом. Ну вот он и поставил. На царском месте дом-то, можно сказать, стоит. А тоже ведь помер, завхоз-то.

– Как же не давно, когда сорок лет. Я еще при хозяине здесь лесорубом работал. Это ведь все Ивана Николаевича Шелехова владение было. Ба-гатый человек был Шелехов.

– А где он жил, не в тех ли каменных домах, что за озером?

– Нет, милый, в домах монастырь был Введенский, и озеро по нему Введенское называется. Хорошее озеро, рыбное. Вон колышек в воде забит. Поезжай на рассвете с удочкой, привязывай лодку к колышку, и что же – за час конная бадья окуней. Сушью бадья-то, без воды. Опять же вода интересная. Сделается она к вечеру вроде как кипяченая. У меня от резиновых сапог суставы ломит, так я вечером полазаю босой часа два или три, и опять бегают мои ноги. А другим невдомек, что может быть такое средствие. В другой раз, чтобы попусту не лазать, возьмешь бредешок. И ногам облегчение, и две корзины лещей. Лещ-то убывает теперь. Леща торфяная вода губит. Задыхается наше озеро почесть каждую зиму, а рыбе это ущерб. Конечно, глубины большой нету, шесть метров – самая глубина. Вон Белое озеро рядом, у того другая стать. Вода – что слеза! И глубины метров тридцать пять будет. Ямой оно, Белое-то озеро, агромадной ямой. Зато и холодна же вода. Рыба от холодной воды вся и ушла. Видать, подземное сообщение у того озера с рекой… или с морем каким… – И он вопросительно посмотрел на нас, как мы отзовемся на его море. Может, проверить хотел на новых людях правдоподобность самого звучания нравящейся ему невероятной гипотезы. – Да, там уж не полазаешь по воде, чтобы ноги-то, значит, не гудели.

Как ни забавно было представлять старика, лазающего в течение двух часов по вечернему молчаливому озеру, нужно было вернуть его на то место, с которого он так резво утрусил в сторону.

– Если не в каменных домах, то где же жил твой Шелехов, во Владимире, что ли?

– Во Владимире?! Скажете тоже. Стал бы Шелехов жить во Владимире. В Варшаве, вот где он жил. Но только, скажу я тебе, не жил он, а лежал в параличе. А в лесу своем и в добром здравии не бывал ни разу.

– Как же так, имел такое богатство, такую красоту и совсем не пользовался?

– Зачем не пользовался? Деньги к нему текли. А насчет красот-то, так ведь их только наш брат лесник в достоверности оценить способен, потому как вся жизнь в лесу. Кошка к собаке и та привыкнуть может, если подольше да сызмальства приучать, а человек к лесу и подавно, то есть так привыкаешь, как к жене или вообще живому существу. Вон сосна, она все одно что живая, с ней поговорить можно.

Мы пошли было от озера, но тут я вспомнил про загадочные тропинки возле дороги и вернулся. Старик посмотрел на меня ласково.

– А это, мил человек, мы от пожару. Вот идешь ты бором, кинешь спичку или окурок, начнется пожар. А как же, непременна начнется! Однако дорожка эта огонь в лес не пустит. Мы, мил человек, блюдем лесок-то, а как же, очень даже блюдем!

Перед нами встал роковой вопрос: куда же идти теперь, глядя на закатное солнце?

В начале пути, когда отходили от реки, мелькнула в стороне деревенька. Значит, нужно было добраться хотя бы до нее. Теперь нас не прельщали уж красоты леса. Быстро наступающие сумерки подгоняли нас. А когда мы добрались до деревеньки, совсем стемнело. В одном из домов зажегся свет. Набравшись храбрости, мы пошли на огонь.

На этом окончился первый день нашего странствия.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector