Солнечный удар михалков отзывы

Солнечный удар михалков отзывы

Примечательная, но безбожно затянутая историческая лента, первые полтора часа которой можно безболезненно пропустить

Крым 1920 года. В то время как остатки разгромленной армии генерала Врангеля эвакуируются из Севастополя, солдаты и офицеры, попавшие в окружение, сдаются красноармейцам и покорно ждут своей участи. Многие из них мучаются вопросом: «Как вышло, что мы потеряли нашу Россию?», и безымянный капитан (Мартиньш Калита) возвращается мыслями в 1907 год, когда он был беззаботным поручиком, обрученным с привлекательной девушкой и внезапно влюбившимся в красавицу, которая плыла с ним на речном пароходе.

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Новый фильм Никиты Михалкова представлен зрителям как соединение двух произведений Ивана Бунина – романтического рассказа «Солнечный удар» и сборника дневниковых записей о послереволюционной России «Окаянные дни». Это, мягко говоря, неправда. «Солнечный удар» в картине действительно экранизирован, а вот от «Окаянных дней» в фильме нет почти ничего. В дневниках Бунина речь идет о гражданской жизни в Москве и Одессе, а картина Михалкова проводит всю свою «позднюю» часть с белыми офицерами в красном плену. Классик ничего подобного не описывал, и точнее было бы сказать, что вторая часть фильма – это придуманное сценаристами продолжение «Удара», основанное на реальных событиях и вдохновленное горькими размышлениями из «Дней».

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Обычно, когда сценаристы дополняют классику, их отсебятина – худшая часть фильма. В «Солнечном ударе» все ровно наоборот. Не потому, что Бунин плохой писатель, а потому, что Михалков плохой его экранизатор. Легкая, воздушная и короткая бунинская зарисовка – не столько история, сколько блистательно пойманное ностальгическое настроение – в руках режиссера превратилась в натужное, затянутое и усыпанное ненужными деталями повествование, которое увенчивается кошмарнейшей эротической сценой в истории мирового кино (нет, это не шутка и не преувеличение).

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Кроме того, короткий роман поручика настолько не рифмуется с послереволюционными событиями ленты, что их художественное противопоставление наводит лишь на самые общие и плоские мысли вроде: «Надо было, капитан, не по бабам шляться, а в академии лучше учиться, чтобы потом не проиграть войну экономисту Фрунзе и медичке Розалии Землячке. Позорище же несмываемое!» (если Фрунзе лишь поминается в начале фильма, то Землячка, высокопоставленная партийная активистка, – ключевая героиня второй части ленты). Контрастное сопоставление тем эффектнее, чем больше перекличек между сопоставляемыми историями, а параллелей между случайным романом и жизнью в плену нет почти никаких.

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Понимая это, авторы картины продолжили историю 1907 года, водрузив поверх полутора часов в обществе поручика и его пассии еще час, в течение которого поручик заводит новое знакомство, непосредственно связанное с позднейшими событиями. Этот час составляет, так сказать, идейную мякотку картины, но он лишь косвенно сопряжен с романом поручика. Поэтому, откровенно говоря, Михалкову надо было вовсе забыть о бунинском «Ударе» и просто снять фильм о том, как (внимание, спойлер!) офицер-дворянин, проведя несколько часов в компании мальчика-простолюдина, годы спустя встречает его уже взрослым коммунистом и осознает, что приложил руку к превращению набожного парнишки в безбожного комиссара.

Такое кино было бы не только компактным, но и выразительным и насыщенным смыслом. И оно, вероятно, получилось бы еще лучше, если бы лента полностью сосредоточилась на двух ключевых персонажах, а не заполняла экран эпизодическими типажами – порой яркими и забавными, но в конечном счете лишь крадущими время у фильма и зрителей. Михалков, вероятно, задумывал эпопею, но его «Солнечный удар» больше похож на кусок мрамора, от которого надо отсечь лишнее, чтобы осталась Венера Милосская. Хотя временами Венера виднеется – актеры удачно подобраны, есть красивейшие кадры и удачные сцены… Это определенно не позорнейший и безумный «Утомленные солнцем 2», но и не великолепный «Утомленные солнцем». Новый фильм Михалкова – где-то посредине.

Солнечный удар

Драма (Россия, 2014)

Рейтинг IMDB: 5.8 (726 голосов)

Отзывы

Jake87-movie
2 ноября 2014 г., 21:42

Одним из тех немногих фильмов, которые я действительно по-настоящему ждал в этом году, был "Солнечный удар" Н. Михалкова. Во-первых, потому что не так давно прочел бунинские "Окаянные дни" и остался под впечатлением. Во-вторых, потому что искренне считаю тему зверской расправы большевиков над русскими офицерами в Крыму несправедливо забытой — а в фильме должна была быть затронута именно она.

Однако, достаточно часто при больших ожиданиях полученный результат сильно расстраивает — поэтому на просмотр шел с определенной опаской. Но в этот раз не могу сказать, что сильно разочаровался, хотя признаюсь честно — ждал я совершенно иного кино.

Некоторые моменты огорчили.

Во-первых, чисто психологически выдержать на сеансе целых три часа — это достаточно сложно и утомительно, даже если речь идет о лихо закрученном сюжете; у Михалкова лихая закрученность действия отсутствует — все совершенно неспешно и размеренно. Чего-то страшного в этом нет, но некоторые моменты можно было бы смело вырезать без ущерба: например, эпизод с обознатушками "Вы Чехов? — Нет, я Тригорин". Ну, то есть понятно, что люди, знающие сюжет "Чайки" в этом моменте ухмыльнутся и шутку оценят — но идет она совершенно параллельно повествованию и выглядит совсем необязательной. То же самое можно сказать и о всей сцене погони за косынкой — смело можно резать ее пополам, ничего не потеряешь, а хронометраж уменьшится.

Во-вторых, игра актеров — причем, подчеркну, что речь практически обо всех — не раз откровенно оставила в недоумении. Кого бы ни показывали на экране — мальчик, женщина, офицер, юнкер, крестьянин — было впечатление, что это сейчас играл сам Михалков, настолько точно переданы были все фирменные интонации, жесты и мимика режиссера. Нет, конечно, творение всегда несет на себе отпечаток творца, но не до такой же степени; если в других фильмах это как-то не было заметно за харизмой именитых актеров, то набрав актеров неизвестных и начинающих (идея в общем-то хорошая), Михалков присутствует незримо практически в каждом кадре, хотя зримо он так и не появляется (разве что в виде фотокарточки).

В-третьих, фильм все же оказался слишком уж "по мотивам" Бунина — на самом деле, конечно, никакая это не экранизация, а скорее размышления и фантазии режиссера после прочтения.

Однако, положительных моментов оказалось все же больше.

Например, это просто визуально красивое кино. То, что в "Утомленных солнцем-2" было скорее на уровне исключения или откровенной удачи, в "Солнечном ударе" уже система, поэтому каждому кадру глаз просто радуется. Причем, прослеживается даже определенная концепция: если воспоминания главного героя сняты в жизнерадостно-яркой и цветной манере, практически как на фотографиях Прокудина-Горского, то сцены гражданской войны уже имеют совершенно иную — более мрачную расцветку.

Читайте также:  Индукционный паяльник своими руками схема

Также не могу не отметить эротическую сцену. Так или иначе, но снятая в какой-то абсолютной тишине, с вниманием к таким мелким деталям, как бисеринки пота на коже и позвякивающие сережки в ушах героини, сцена эта оказалась по-настоящему великолепной, а главное не пошлой.

Ну и не могу не сказать о финале. Собственно, я бы хотел посмотреть фильм, в котором не пускаются в философствования о судьбах России, не занимаются нравоучительством, а просто показывают судьбы русских офицеров, которые сражались за великую, единую и неделимую Россию, были подло убиты залкиндами и кунами, а потом просто забыты на фоне других событий русской истории. Судя по финалу "Солнечного удара" (и, кстати, по первому фильму документального фильма "Русские без России"), Михалков такое кино вполне мог бы снять.

Почему он не ограничился только этим — вопрос уже совершенно другой, на качество "Солнечного удара" никак не влияющий.

MUMBRILLO
15 ноября 2014 г., 22:39

Ожидания от экранизации Бунина могут быть только одни — наивысшие. Ожидания от Михалкова — полная неизвестность. Бывают режиссеры, которые способны как на шедевр, так и на полный провал.
Михалков за последние годы получил слишком много власти. И ощущение, что власть ударила по нему, вызвав деградацию. Нет, тупее он не стал, но чувство прекрасного теряется. Жесты стали показательнее, тон назидательней и мораль откровеннее. Так и в фильме. Только все это "облагораживается" летающими шарфиками, назидательными диалогами и хреновым звуком. И да, долгими сценами, долгими долгими сценами. Нет, это не азиатское кино, где такое оправдано, у Михалкова нет оправдания заторможенности.
В общем, хреноватисто.

girawizard
22 июля 2018 г., 06:19

Прежде всего, спасибо Н. Михалкову, что не стал показывать, что творилось на барже.

Для меня это фильм-зарисовка, часть истории, последний кусочек чьей-то жизни. И как показывает чтение комментариев к нему — именно так и надо к фильму подходить, без конкретных ожиданий.
Мне понравилось внимание к мелочам и неспешность, именно для этого фильма — это правильно. Тем более, фильм построен не на современном скелете боевика, а на повествовании, именно размышлении. Потому многим и не видится "сюжета", потому что теперь же надо, чтоб четко было: до 15-й минуты завязка, по 60-ю — кульминация, до 80-й финал. И ни шагу в сторону. К счастью, Михалков позволяет себе творить.

Тут писали про оправдывание большевиков, например. И где оно? Вполне себе звери и сволочи. А то, что нашелся один более человечный, чем остальные. Странно делать из этого недостаток для фильма.
Про какой-то "не такой" образ офицера. А каким должен быть Человек? Мы же про жизнь говорим, а не геройские комиксы. Они тоже разные были, тоже сомневались и не знали будущего. Тоже боялись умирать.
Про морализаторство и говорить не хочется — всё в рамках. Такие вопросы вообще все должны себе задавать, чтобы вовремя оглянуться и успеть что-то исправить. Ну а если загубили — имейте мужество это признать.

В конце концов, это не документалка, и фильм не обязан соответствовать вашей личной правде. Так что просто напомните себе, что худ. фильмы смотрят ради эмоций и чувств, что они вызывают. И тут режиссер волен выбирать любой способ воздействия, лишь бы это приводило к нужному результату. У Михалкова отлично получается тема дворянства, и это прекрасно.

Kolombinka
12 октября 2015 г., 17:33

Должна признаться, что Михалков мне в общем-то нравится. Но вот этот фильм пришелся не по душе. Именно не по душе. Потому что визуально чистенько-лубочная картинка, свойственная Михалкову, мне симпатична. В этом есть своя фишка. Да и вообще ощущение "солнечного удара" должно было быть и оно есть — и бьёт в самое темечко. Но мораль сего удара я не совсем уловила.
По сюжету всё предельно просто — победившие цинично и жестоко уничтожили побежденных. А по смыслу начинается процесс, где адвокат — дьявол; и всё сводится к обеливанию победителей-палачей в духе "жертва сама хотела пырнуть себя ножом и в пароксизме страсти сделала это 28 раз".
Я понимаю, что в основе Бунин, но образы, акценты в разговорах, фарсовость некоторых эпизодов — это всё-таки больше режиссерская трактовка. Тем более, что Михалков личность подавляющая, монархическая. ведь в глаза бросается, что большинство актеров играют Михалкова (за исключением мальчика-фотографа, он играет Е.Миронова, и Розалии, она играет И.Оболдину). Этот режиссер вообще не может без своего мнения в своем фильме обойтись — не скрою, это один из пунктов, по которым он мне нравится 😉 И в конце звучащие слова "эх, какую вы мне страну испортили-испоганили!" (вольная цитата;)) — они от души, это слышно. В этом особенность царского самомнения Михалкова.
Так вот мнение, о том как "господам" надо было себя вести, чтоб не проср отдать страну на растерзание большевикам, мне и не понятно. Легкий душок у фильма появляется уже в самом начале, когда чувствуешь, что бесконечные "господа, господа" не спасают белых офицеров от того, что выглядят они как "либеральное быдло". И я даже не знаю, как лучше думать — талант ли это или режиссерская задумка. В пользу последнего говорит тот факт, что все ценности неуловимым образом становятся в разговорах с ног на голову. "Французский язык, Достоевский, Апулей в оригинале. Зачем?" — вы же расстреливать не умеете, вот и оказались в дерьме. И так всё подано, что ждешь — следующим кадром тебе объявят: "НКВД — почти комитет по танцам, просто парни любят свою работу и умеют работать".
Первый шаг к этому уже сделан — большевики в фильме поданы очень странно. Другого слова не подберу. Они ненастоящие. Не в том смысле, что обязательно должны быть звери лютые, тогда поверю, нет. Они фарсовые, театральные персонажи, а не живые люди. Смешные. Патетичные. Вот Розалия — сучка-убийца. а смешная. Григорий Сергеевич — милый, вежливый. Их лица — лица манекенов. Их не искажает человечность. Их не освещает злоба. А значит их поступки, мысли и чаяния нельзя оценить. Нейтральный образ большевика в дальнейшем можно сделать положительным. И когда в окулярах бинокля горизонт будет чист и прекрасен, люди действия, а не эмоций и мыслишек, поведут страну в светлое будущее. Как будто история не показала нам продолжения фильма. Довели так довели. А всё почему? Потому что расстреливать надо было всех, а не Чехова читать.

Читайте также:  Как установить электронную почту на телефоне бесплатно

rhanigusto
19 марта 2019 г., 00:45

…бесконечно-печальная игра на контрапунктах…

…«Солнечный удар» Никиты Сергеича Михалкова 2014-ого — это, в сущности, весьма вольная экранизация одноимённого (…довольно короткого…) рассказа писателя-эмигранта Ивана Алексеича Бунина 1925-ого и его же дневниковых упражнений 18-ых — 20-ых годов минувшего века, опубликованных под общим названием «Окаянные дни». При этом первоисточники от литературы в самом положительном смысле переписаны, переработаны и разве только не перепаханы вручную так, что вполне и в общем можно было бы обойтись и без о них упоминания. Да самых титров финала зрителя преследуют две глобально переосмысленные Михалковым сюжетных линии…

…первая и, наверное, основная — безымянный белогвардейский капитан несуществующей уже де факто армии барона Врангеля томится в фильтрационном лагере Рабоче-Крестьянской Красной Армии в конце 1920-ого, в условно и весьма туманно поименованной «югом России», но довольно несложно узнаваемой Одессе. Пленные белые офицеры имперских войск в большинстве своём покорно и безропотно срезают с шинелей погоны и сдают их воспитанному, вежливому и сдержанному красному комиссару. Нарком погоны аккуратно выбрасывает в близлежащий мешок, разбитые золотопогонники молчаливо и обречённо ждут решения главного командования. Юнкер с блаженной физиономией и натянутыми шуточками норовит сделать всем групповое фото. Дёрганый, злословящий ротмистр порывается начать бунт. Подавленный и напуганный полковник нервно оглядывается на каждый неуставной шорох. Чубатый есаул в лихо заломленной папахе трогательно перебирает лакированные детские игрушки. Главный протагонист — тот самый неназываемый капитан — слоняясь по лагерю на негнущихся от шока ногах, попеременно бормочет в окружающую прострацию два извечных вопроса, единых для всех уже проигравших свою войну: «…неужели всё это вправду произошло. » и «…как такое вообще могло начаться. ». Эта часть повествования, собственно, и показывает, как всё закончилось…

…а вторая нарративная направляющая, по сути и, видимо, в некотором роде, чуть более опосредованная, как раз-таки и призвана ввести зрителя в суть того, как оно самое — это вышеописанное всё — и началось. Здесь, внутри солнечных и ностальгических воспоминаний, поникший капитан, ещё и не он вовсе, а простой и радостный молодой поручик. Плывущий по реке Волге на комфортабельном и уютном белоснежном речном пароходике и очертя голову, отчаянно влюбляющийся в смазливую попутчицу. Оба рассказа внутри киноленты, окромя капитанской буйной головушки, более никак не перемежаются. Но, конечно же, намертво связаны, переходят одна в другую и намекают друг на друга с завидной и приятной постоянностью…

…и вот это-то настойчивое перемещение обратными прыжками назад-вперёд от мрачно-серого ужасного «сейчас» до светло-радостного прекрасного «тогда» и оказывается мощнейшим михалковским эффектом восприятия и вовлечения в подпространство его «Солнечного удара». Ленту поочерёдно, словно героя канонического ершовского «Конька-Горбунка», окунает то в парное романтичное молоко любовных притязаний, то в крутой, обжигающий идеологический кипяток, то заунывную, леденящую философскую стужу. Эффект от такого мультитемпературного экспансивного помпадура — напряжённо эмфатический. То есть — натурально зрителя если и не лишающий совсем прямо равновесия, то уж определённо — сбивающий с панталыку…

…«Солнечный удар» можно, конечно, сухо, скрупулёзно и тщательно препарировать. Качество и уплотнённость его внутренностного аллегорического и автоцитатного наполнения здесь попросту космически запредельные. С отягощающими, что называется, обстоятельствами. А можно просто прочувствовать душой. Оба эти аспекта понимания сути картины — импровизированные, в виде полярных «аверса» и «реверса» противопоставления — одинаково положительно сказываются на общей зачётной оценке творения Михалкова. И в таком ракурсе режиссёр предстаёт теперь никак и совсем не обозначенным в заглавных стартовых титрах Буниным. А, скорее, цельным Львом Николаичем Толстым. С его олимпийской неуклонностью, титанической широкостью и гигантскими аггравациями. И вывод отсюда, из конца заключительных титров и под аккомпанемент Государственного академического Кубанского казачьего хора, напрашивается однозначный и только следующий. Ну обязан, прямо-таки, Никита Сергеич срежиссировать свою «Войну и мир»! Должен — и всё тут! Ну, а мы, естественно, подождём. Ещё лет пять. Ну, или, скажем, десять. Чего уж там, ждали уже и поболее…

Считаю этот фильм кульминацией всего существования человечества. Это то, к чему мы должны были прийти, и вот, наконец, пришли. Что нас всех ждёт дальше — уже другой вопрос. Возможно, всем по вере воздастся.

Демонстрировался фильм на канале "Россия-1" во вторник, 4 ноября, "на ночь глядя". Смотрела я его чувствами, и потом, усталая, легла спать с душой, напичканной этими чувствами-занозами, как сырое мясо — опилками, сразу заснула. В среду утром надо было вставать в пять, чтобы собрать дочь на занятия, собраться самой на работу, поэтому времени для размышлений не было. На работе, раньше восьми, на меня обрушилась гора проблем, которые срочно надо было решать, напряжение снялось только к вечеру. И тут как тут, один знакомый задаёт мне прямо в лоб вопрос, смотрела ли я "Солнечный удар", и каково моё мнение о нём. От неожиданности я словами только и смогла частью выразить засевшие во мне чувства; но зато они были настоящие, чувства мои страдальные. Дальше пошло "со скрипом" логическое вспоминание фильма, и возникло желание расспросить кого-нибудь о непонятом мною отрывке фильма, связанном с фотографией в витрине. Оказалось, что фильм у нас смотрели редкие единицы. Я уже давно замечала, что лучшие, знаковые фильмы проходят мимо нашей публики. И очень обрадовалась, когда одна дама, сказала, что смотрела "Солнечный удар" в кинотеатре, и там он выглядел более эффектно, особенно момент с летящим шарфом как символом неуловимой, "лептонной" связи с любимой девушкой. Но эта дама разочаровала меня своим заблуждением насчёт дальнейшего эпизода с фотографией семейства.

Вообще, весь фильм, являясь фрагментом реальной российской жизни (действие происходит на Черноморье в ноябре 1920 года), ассоциируется со старой фотографией времён гражданской войны, недаром в нём в скупых серых тонах отрывочно показана история фотографирования группы белогвардейских солдат и офицеров, согласившихся отречься от воинского звания. Каждый кадр его наполнен особым смыслом.

Ошеломлённость главного героя картины — одного из белогвардейцев, молодого офицера — кажется, более всего прочувствована мной. Мы все понимаем, что герой на самом деле получил не солнечный удар, а удар о любовь как о верх возможностей человека. По воле судьбы он смог совершить скачок в любви так, что вышел из житейских рамок, смог тем самым ощутить себя богом. Но из-за отсутствия настоящей веры перестал быть им, вернулся к обычной человеческой жизни, хотя и остался надолго потрясённым пережитым.

Читайте также:  Не устанавливается icloud на windows 7

Без веры в любви невозможно удержаться от схождения к обывательщине. Человек в любви становится богом, когда верит. Вера даёт человеку крылья, которые держат его под самым "потолком". Лишившись внезапно веры, человек в любви может упасть и разбиться насмерть. Обычно опускание идёт постепенно. Но в данном случае память "солнечных дней" не отпускает молодого человека, перекошенность и распятость "между небом и землёй" делают его поведение "не от мира сего".

Кажется, что этот молодой офицер не лишён веры — он заботится о своём нательном крестике. Но на самом деле, безверие его больше, чем у маленького мальчика. Гриша удивляется и не верит словам учителей, которые говорят о происхождении человека от обезьяны. Мальчик не может верить и попу. Поэтому вынужден убеждаться сам, на деле — убивая людей. В своём поиске истины Григорий более прав, чем офицер, которому он был готов поверить, видя искренние чувства и приподнятость влюблённого юноши, но тот равнодушно согласился с тем, что произошёл от обезьяны. Поэтому жить (и активно экспериментировать) остаётся именно он, а не офицер, который инертен в своём развитии.

Надо понимать, что цель любой жизни — развитие, а не просто сохранение жизни. И понять это по-настоящему возможно, когда есть вера. А мы теперь смотрим "Солнечный удар" и с высоты времён осознаём, что теория Дарвина принесла людям крутой "драйв", чистилище для этой самой веры.

Бывают и такие мнения:
"Это "Солнечный удар" лучший фильм? Я с трудом смог досмотреть до эпизода с фотографированием. Торжество на экране вредного для общества постмодернизма. От такого фильма тошнит. Сюжет, характеры, мотивы, исполнительское мастерство актёров — всё нелепо и позорно для Михалкова, хорошо хоть не он писал сценарий и не он снимал".

Факт есть факт. Не все к вершине у нас пришли одновременно, многие дойдут потом. Но об обществе не судят по отстающим.

Последняя рецензия у Вас тут от некоего саморазрекламированного мастера маркетинга светской композиции и пера С. Лихачева.

— Не слушайте его. Это, скорее, один из тех подмерших духом, не русский душой, и вряд ли православный, которые нам всучивают эту свою мастерски раскрашенную мертвечину, везде, изощренно и чванливо. Из глубины истории влезающих в наши души циничным хихиканием над святостью и душевной болью, настырно навязывая свои похотливо-тряпичные ценности.

— Внимайте и верьте только Христовой Любви в душеньке своей, голубушка сестрица. и никогда не ошибетесь.

Боль и скорбь по ушедшей чистоте, вере, чести, культуре и духовности наших предков, выраженных в таком кратком художественном калейдоскопе деталей этого фильма. разве может быть внимаемо теми, чьи, возможно, мертвечинные духом предки и топили всё это?

— Не ходите на совет нечестивых и не сидите в собрании развратителей. —

Спасибо и Вам за душевные слова.

Только Вы тоже идеалистичны. Неприятие чего-то или кого-то — это и есть идеализм. Будьте терпимы к миру, даже к такому. Тогда он станет светлей.

Именно терпение к пороку, злу и осквернению (слова, культуры, восприятий и целей. ) неизбежно приводило всегда, и привело к нынешней ситуации во всём. войнах, повсеместному навязыванию содома-педерастии, скотству и уже к начавшемуся полному обезличиванию.
Ныне это называется толерантность (терпение содома, обезьяньей "культуры", насилия и рабства, с отвержением чистоты, святости и добродетелей. )

Так что, сестрица, будьте уже внимательны к собственным мыслям и устроению, преимущественно навязанных всем нам, повсеместно, рулилами и иже с ними..

/просто вдумайтесь в свои же слова: — от терпения увеличивающегося цинизма, наглости, осквернения истинного и пошлости в мире. станет светлее, да?/
??

Конечно же не от пошлости и цинизма станет светлей, а от возлюбления врага своего.

Любовь (жалость) к своим личным врагам, подразумевает — жертвенные молитвы о их обращении. Что возможно было святым и настоящим православным.
И только от этого истинного свет от Господа, молящейся к Нему душе за ближних.
А просто некое самоумилительное терпение скверны, в безнаказанности и неоотторжении, по-определению лишь увеличивает её, приучая к ней всех и вся.
Что, собственно, и происходило, и ныне уже в самом разгаре.

— Люби врагов (личных), гнушайся врагами Божиими и сокрушай врагов Отечества —

Всё так, только любовь не есть жалость. Не о жалости было сказано Христом.
Спасибо за доброе общение.

И о чем же именно, по-Вашему, было сказано Спасителем?
И что же, тогда — любовь? Как Вы себе это представляете?
— Варианты вожделений и сюсюкающих всёоправдывающих умилений по личной мере того же?

Э-эх, всё перевернули, вывернули и извратили. На православной Руси раньше не разделяли жаление и любовь.
Любовь — это сожаление, сопереживание, озабоченность и соучастливое жертвенное жаление о состоянии ближнего.

Или у Вас есть иное видение? Поделитесь.

Бог есть Любовь, которая для каждого. И для вожделённого, и для сюсюкающего, и для осуждающего и критикующего. И для преступника, и для благодетеля.
Сказано же было: не суди, да не судим будешь.
Бог всех прощает за всё. Направляет и учит всех (без зла, без скрипа зубов).

Чтобы хорошо понять что-то, надо это самому познать на собственной шкуре.
Попробуйте Вы тоже познать любовь, а не рассуждать о ней. Попросите у Бога любви. Я тоже попрошу у Него для Вас любви, помолюсь за Вас, а то Вы, извините, не понимаете, что она есть. Любовь не жаление. Любовь это любовь.

За Ваши молитвы искренняя благодарность.

И взаимное пожелание Вам, Вышней милости.

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2020. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector